Вниз страницы

Witcher: Cadmea Victoria

Объявление

Приветствуем вас на ролевом форуме по миру Анджея Сапковского "Ведьмак"!
Действие игры разворачивается в 1272 году по альтернативному сюжету, близкому к событиям третьей игры.
По всем вопросам обращайтесь в гостевую или свяжитесь с администраторами, мы будем рады ответить на любые ваши вопросы.
Вся информация на форуме найдена и дополнена для проекта Witcher: Cadmea Victoria. Полное или частичное копирование материалов форума категорически запрещено.
В игру не принимаются неканоны-ведьмаки(кроме акционных). Акционных неканонов можно полностью или частично изменить, но желательно уведомить об этом администрацию в гостевой или в ЛС.
Рейтинг игры 18+
Администрация
Вильгефорц из Роггевеена
skype: vilgeforc.r
Арианвейн
skype: Arianwen(Scaven)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Witcher: Cadmea Victoria » Принятые анкеты » Арианвейн


Арианвейн

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1.Имя и фамилия Арианвейн, он же Ариан, он же Скавен

2.Возраст
270

3.Раса
Aen Seidhe
4.Специализация и деятельность персонажа
Лук, парные клинки, командир скоя'таэлей
5.Характер
Характер у эльфа тяжелый. Он вспыльчив язвителен, временами ворчлив, даже, скорее, сварлив. Он не любит и, считай, не умеет прощать. Ариан достаточно умен, сообразителен и ответственен, обладает неплохими лидерскими задатками и стратегическим мышлением, благодаря чему не раз выходил вместе с отрядом из сложных ситуаций с минимальными потерями. Помимо прочего, он не переносит людей. Не настолько, конечно, чтобы вырезать их направо и налево без повода, не на столько чтобы убивать женщин и детей, все таки не унижаясь до их уровня, но если жертв не избежать, он пойдет по пути минимального сопротивления, но не отступится от своих убеждений. Жертвы будут на любой войне, их не избежать — способность принять это далась Арианвейну большим трудом. Эльфа можно было бы назвать благородным приверженцем идеи свободы, равенства для нелюдских народов. Он достаточно трезвомыслящ для принятия объективных решений, но собственная вспыльчивость и гордость, свойственная всем эльфам часто играет с ним дурные шутки. Соглашаясь на что-то, что заранее вызывает у него неприятие, он будет всеми силами искать способ уничтожить раздражающий фактор и в то же время не навредить достигнутому результату. Нельзя сказать, что он совершенно честен и у него нет изъянов. Он выжил в двух войнах и пережил предательство собственного народа, отказавшегося от тех, чьей кровью куплена земля, обещанная императором Нильфгаарда. Ариан подозрителен. Его не легко убедить в том, что кто-то заслуживает его доверие. Его расположение стоит сначала заслужить. Впрочем, это едва ли не сложнее, чем заставить его искренне улыбнуться. Он от всей души не согласен со сложившимся порядком, но вынужден затаиться. Притворяться, что его все устраивает, хотя бы временно, пока не настанет более удачное время для того, чтобы вновь взяться за оружие и поднять в бой тех, кто еще готов пойти за ним. При всем при этом, его нельзя назвать совершенно мрачным типом. Он любит пошутить, хоть и слегка цинично, он с уважением относится к традициям своего народа, скорее даже, почти ревностно. Потому он с таким непониманием смотрит на городских эльфов, порой предпочитающих приобщаться к людям, забывающих свою культуру и историю, все то, что эти самые люди с ними сделали и во что превратили, практически лишив всех прав и превратив в рабов. Можно назвать его собственником, в некотором роде. Если быть точным, в его случае собственник — тот, кто причисляет к «своему» и живые и не живые ресурсы. Соответственно за «свое» Арианвейн готов рвать глотку любому. Особенно за друзей, которых у скоя'таэля не так уж много. Ему свойственна некая старомодная преданность в отношении дружбы, родства и других близких отношений. Аривнвейн так же еще и очень злопамятен, а значит и мстителен. Для того, чтобы забыть оскорбление, нанесенное ему, он должен сначала хорошенько потрепать обидчика и, не исключено, что и убить, только после этого, может быть, он забудет обиду.
6.Внешность
Арианвейн обладает темными глазами, карими, очень внимательными и цепкими. Взгляд у эльфа всегда крайне настороженный, острый, пристальный, слегка неприязненный. Ариан часто щурится и хмурится, поэтому в уголках его глаз часто собираются морщинки, а меж бровей глубокая складка. Нос у него прямой, с горбинкой, появившейся в результате перелома. Спокойное выражение лица свойственно ему только если он спит. Скоя'таэль либо поджимает губы, либо кривит их в ухмылке, что делает его и без того угловатую физиономию, которая не блещет красотой, несколько отталкивающей. Однако, стоит отметить, что если Арианвейн молчит, погружаясь в раздумья, он способен выглядеть вполне нормально и, даже, почти привлекательно. Волосы у мужчины черные, отливающие каштановым, всегда находящиеся в легком беспорядке, прямые, чуть ниже плеч. Для удобства он иногда собирает их в косу. Как и все эльфы, Ариан может похвастать заостренными ушами, свойственными для его народа, которые, конечно же, не особенно старается спрятать. Эльф достаточно высок и хорошо сложен. Он, скорее, жилист, чем худощав, довольно гибок, что, опять же, свойственно представителям aen seidhe. У Ариана есть неприятный шрам - белесая полоса пересекающая ребра идущая наискось по груди слева на право была оставлена мечом нильфского солдата, на левом ухе эльфа отсутствует острый кончик, отрезанный в какой-то стычке, на левом боку след от ожога — зажигательная смесь, попавшая на куртку никак не желала потухать. О мелких шрамах упоминать и вовсе не стоит — их большое количество на спине и руках.
7.Биография
Ламмас 13 число (сентября) 1003 года Арианвейн родился в Эст Хемлете. Ариан не был единственным ребенком в семье. У него была старшая сестра Рианнет, к тому времени уже ставшая хорошим лекарем и переехавшая в Dol Blatanna. Жизнь шла своим чередом. Ариан учился всему, что положено было знать, как нормальный ребенок в счастливой семье. В 1045 году, когда Ариану стукнуло сорок два, он навещал сестру, кажется, с целью знаокмства с очередной ее подругой. Как ни странно, сестрица взяла на себя обязанность попытаться подыскать ему невесту. Только все было бесполезно. В один из таких визитов Рианнет познакомила его со своей подругой Нерис, которая случайно заглянула в гости. Та оказалась, к счастью эльфа, замужем и старше его. Она с большим энтузиазмом рассказывала о своем братце, жалуясь на то, что он совершеннейший оболтус на обучении у чародеев в Лок Муинне и даже сказала, что, возможно, как нибудь, познакомит их. Ариану была интересна магия, но способностей к ней он не чувствовал и был вполне тем доволен. Быть охотником тоже неплохо. В 1050м году в Лок Муинне пришли первые маги-люди. Это было странным событием, прокатившимся новостью  по всем городам. Однако, для Арианвейна это осталось не более, чем просто удивительным фактом. Эльф не желал углубляться в подобные тонкости политики и взаимоотношений с пришельцами. Пока они не на пороге — все в порядке. Так он считал. Стены Эст Хемлета вполне способны оградить Aen Seidhe от нежелательных гостей. Он  был уверен, что следующие несколько мирных лет не станут последними. А в 1060м случилась трагедия. Кажется, Ариана спасло чудо, или то, что Рианнет прислала письмо, вызвав брата к себе. Он был далеко от дома, в Dol Blathanna, докуда не сразу дошли известия о страшной резне, разыгравшейся в Эст Хемлете и Лок Муинне.
Когда известия дошли до долины цветов, сестра была просто в ужасе. Она плакала и была очень бледна. Однако, Ариану было не до того, чтобы утешать кого-то еще. В Эст Хемлете остались их отец и мать. Естественно Рианнет не хотела отпускать его, но Ариан был очень упрям.
Тогда многие молодые взялись за оружие. И Арианвейн не был исключением. Погибли все, кого он знал, а те, кто все еще был жив, намеревались прятаться или сражаться.
Между выбором умереть или встать под знамена белой розы Арианвейн не колебался долго. Он всего лишь позаботился о том, чтобы сестра перебралась с равнин в безопасность — в Синие Горы. Там ей не дадут пропасть. Травница и лекарь — она всегда найдет как выжить.
Сам же эльф вернулся к опустевшему мертвому городу. Эст Хемлет еще издалека показался безжизненным. Даже заходить туда не было смысла — все было очевидно. Люди должны были заплатить за пролитую кровь.
В бою за Шаэрровед Ариан принимал прямое участие, не желая оставаться в стороне. Однако, это куда больше напоминало бойню, чем сражение. Людей оказалось слишком много и они взяли числом. Кровь, страх и смерть. Пожалуй это все, что он мог вспомнить в последствии кроме того, что чудом остался жив. Ариан помнил, как гибли его товарищи, помнил, как сам едва не погиб, получив удар клинком. Помнил боль и бессильную злость, сворачивающуюся внутри. Кажется, он был уверен, что умрет. Не могло быть по другому, когда вокруг кто-то хрипит и захлебывается кровью, испуская последний вздох...
И все же... Выжил. Ушел вместе с теми кому посчастливилось спастись и не попасться в плен.
В течении следующих двадцати лет он, вместе с другими, пытался оправиться от ужасного поражения. Самое страшное, что помимо поражения всему народу грозило теперь медленное вымирание. Слишком многие погибли. К сестре Ариан сразу вернуться не смог. Было слишком страшно. В Синие горы он посмел сунуться только в 1087 году. Кажется, тогда Риннет снова плакала, била его кулаками по груди и плакала, кричала, ругала последними словами, но не принять не могла.
Дальше жизнь превратилась в ожидание. Арианвейн занимался тем, что умел лучше всего — охотился, совершенствовался в стрельбе и владении оружием. Как бы ни было, приходилось выбираться из их убежища, непригодного для постоянного жилья, в сравнении с тем, где они жили раньше  и добывать еду. Синие горы не прокормят сами по себе тех, кто нашел в них пристанище. Эльфы ждали, что люди повымрут, иссякнут, как лютая зима. Но люди не торопились исчезать, лишь множась и занимая когда-то принадлежавшие эльфам территории. Следовало бы смириться, следовало бы успокоиться. Но это было выше сил. Сидеть на одном месте долго тоже было невыносимо. Невыносимо видеть, как все больше его народ превращается в ничто. Была только одна радость за все это время. Но и она продлилась не долго. Сестра вышла замуж в 1136 году. Ее муж был хорошим другом для Ариана и для Риннет. Все складывалось хорошо. А потом Риннет заявила, что Синие горы не место для рождения ребенка и вместе с мужем решилась перебраться в людские города.
Во время мятежа Фальки оба — и ее муж и Риннет погибли. Арианвейн нашел только их сгоревший дом.
Не удивительно, что в 1262 году Ариан присоединился к скоя'таэлям. Надежда на то, что скоя'таэли смогут купить своей кровью и участием в войне новый дом для всех эльфов заставила многих взяться за оружие. Ариан прошел войну со своим отрядом, он участвовал в нападении на крепость Лейда в Каэдвене, во время которого получил свой ожог на боку. Именно после этого эльф невзлюбил лекарей и свои к ним визиты. Приплавившуюся к коже, куртку отрывали с лоскутками обожженной плоти и это напоминало куда больше пытку, чем помощь. Жуткого вида шрам до сих пор «украшает» его левый бок. Однако, с окончанием первой войны Севера с Нильфгаардской империей, для Арианвейна кончилась и его прежняя жизнь. От скоя'таэлей отреклись. Выбросили, словно отработанный хлам. По воле чародейки, ставшей во главе государства, построенного на их смертях и жертвах. Надо ли говорить, что ненависть к чародеям почти перевесила ненависть к людям? Оружия, однако, он не сложил, как и другие собратья. Теперь уже приходилось сражаться за собственную жизнь.
В одной из стычек с охотниками за белками, Ариан едва не лишился уха. Как выяснилось, Нильфгаард, как и Долина Цветов, открестился от своих союзников едва ли не быстрее, чем этого следовало ожидать и теперь за головы хоть сколько-то проявивших себя в боях эльфов назначили награду.
Во время второй Нильфгаардской компании Ариан и его отряд, в котором он к тому времени получил прозвище Скавен, продолжал сражаться, однако, все чаще приходилось обращаться за помощью к дриадам Брокилона и все меньше оставалось надежды. К исходу войны Арианвейн оставил своих товарищей, большая часть из которых была не в состоянии снова взяться за оружие, он обосновался не далеко от остатков Лок Муинне в медвежьей берлоге.
8.Способности
Метко стреляет, как положено охотнику, неплохо владеет парным оружием (клинки), вполне способен оказать первую помощь при ожогах, обморожениях, переломах... ну и многом другом, с чем пришлось сталкиваться во время двух нильфгаардских компаний, умеет ставить ловушки для дичи и не только, знаком с понятием тактика и оборонительные укрепления, умеет ремонтировать луки, изготавливать тетиву и стрелы, готовит вполне съедобно (никто не жаловался), вполне хватает умения поставить качественную заплатку, ну и правильно выделать шкуру пойманного зверья тоже.
9.Имущество
Бывшая медвежья берлога неподалеку от Лок Муинне, композитный лук,легкие парные клинки, вещевой мешок с походными принадлежностями, сменная тетива, пара шлифовальных камней, охотничий нож, старый кошель и фляжка с водой.
10.Связь
Arianwen (Scaven)
11.Колода
Скоя'таэли
12.Пробный пост

+1

2

Добро пожаловать на форум Witcher: Cadmea Victoria!
Обязательно посетите Оформление профиля и подпись, не забудьте создать хронологию персонажа. Также, если у вас возникли проблемы с поиском аватара и/или установкой рамки на аватар, посетите тему Аватаризация
http://s3.uploads.ru/P95Gc.png

0


Вы здесь » Witcher: Cadmea Victoria » Принятые анкеты » Арианвейн


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC