Witcher: Cadmea Victoria

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Witcher: Cadmea Victoria » Принятые анкеты » Кинелион из Цинтры, ведьмак школы кота.


Кинелион из Цинтры, ведьмак школы кота.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1.Имя и фамилия:
Кинелион из Цинтры

2.Возраст: 
23 года. Родился: 17 марта 1249 г.

3.Раса: 
Человек. Мутант.

4.Специализация и деятельность персонажа: 
Ведьмак, охотник за головами.

5.Биография:

"Живу как картофельная моль. Сижу тихо, в глаза не бросаюсь, рубаю картоху."

Кинелион родился в молодой семье начинающего доктора Вермака Сейкона и, уже имевшей имя актрисы, Лилии Вернег, в Цинтре, в 1249 году. Так как семья имела хороший доход, в юном возрасте Кинелиону наняли репетитора для обучения письму, грамоте и счетоводству. В 1259, отец Кинелиона, уже врач имеющий опыт работы и имя, переезжает с семьей в Туссент, чтобы расширить свою медицинскую практику.

К середине лета 1261 Кинелион заболевает на тот момент неизвестной болезнью, которая являлась предшественником чумы Катриона. Несмотря на использованные средства и силы, лучше мальчику не становилось. Однако, в дом семьи Сейкон пожаловал ведьмак из школы кота, который выполнял заказ на виверну и зашел к Вермаку Сейкону, чтобы попросить помощи в приготовлении эликсиров, так как ему была нужна алхимическая станция.

Узнав о семейном горе, ведьмак предложил забрать мальчика, ссылаясь на то, что так они либо проявят милосердие по отношению к сыну, либо спасут его. Ведьмаку пришлось ждать ответа четыре дня, прежде чем семья решилась отдать Кинелиона в руки ведьмака. О ведьмачей школе кота всегда были плохие слухи... И они были оправданы. На самом деле ведьмак решил взять Кинелиона лишь для того, чтобы попробовать вновь сделать ведьмака по старым книгам и формулам, что были в крепости.

Кинелион Сейкон был первой и последнее попыткой.

Немало намучившись с мальчиком, ведьмаки всё же смогли его выходить, но при этом они сразу же начали его тренировать, так как в его возрасте, юные ведьмаки уже приступали к второй части преобразования. В начале 1269 года ведьмаки и маг ренегат, собрав все возможные знания из своей крепости, перешли к третьей части преобразования в ведьмака. Несмотря на кажущийся успех, им не хватало несколько важных данных о мутации, из-за чего всё пошло наперекосяк. И хоть Кинелион выжил, его мутация не была закончена. Да, он имел ведьмачьи рефлексы, зрение (пускай и на один глаз), слух, иммунитет к болезням, повышенную силу и выносливость, но тем не менее и минусов тоже хватало. Мутировал лишь правый глаз, тело не переносило высокотоксичные эликсиры, регенерация была выше людской, но не такой быстрой как у нормальных ведьмаков, и было неизвестно, бесплоден ли он.

В середине лета 1269 Кинелион покинул крепость мага и отправился на большак, в сторону Туссента, в надежде узнать что либо о своей семье и, как он слышал, взять несколько весьма многообещающих контрактов, которые должны были существенно отяготить его карман. Для юного ведьмака было неожиданностью, когда один из контрактов привел его прямо в родной дом, который уже можно было назвать поместьем. К сожалению Кинелиона, отец даже не узнал его в начале, а просто обговорил детали заказа и плату. Лишь когда ведьмак принес яд болотных пиявок, его узнала мать, который встретила его на пороге, вместо слуги или отца. Как оказалось, теперь у ведьмака было две младших сестры, а фамилия Сейкон была значимой в Туссенте.

Первое время Кинелион жил вместе со своей семьей, выполняя контракты по всему Туссенту, и в особенности отчищая от монстров район, где находилось их семейное поместье. Весьма быстро, благодаря помощи семьи, заработку с монстров, и заработку с заказных убийств бандитов, за которые платила стража , Кинелион построил себе маленький домишко, в лесу, недалеко от поместья, и отправился путешествовать. Назвавшись Кинелион из Цинтры, чтобы не афишировать фамилию семьи, он направился в сторону Новиграда.

6.Характер:

Образ жизни и проживание в Туссенте сделали своё дело. В Кинелионе борется два разных человека: Натренированный ведьмак и тот ещё кутило. Благодаря первому, он часто серьезен как нильфгаардец перед императором, когда дело касается работы и важных ему вещей. Но. Из-за второго он иногда совершает поступки с девизом "Да ладно, будь что будет...", буквально похеривая все старания первого. Опять таки, из-за перемешивания этих двух сторон, и его собственного страха на счет своей неоконченной мутации, он часто флиртует (и не только) с суккубами и высшими вампирами из одного борделя в Туссенте,да и вообще с женоподобными монстрами, которые ищут мирного сосуществования.

Зная репутацию своего ведьмачего цеха, почти всегда врет, говоря что он из школы грифона или змеи. Крайне не любит, когда кто-то ставит себя выше, чем оппонент, не имея для этого логических аргументов или статуса. К врагам безжалостен, как работник скотобойни к свиньям. Крайне жесток и изобретателен, когда приходится убивать цель. Быстро привязывается к своим союзникам, даже если отношения с ними не складываются.

До поросячьего визга боится жалящих насекомых и насекомообразных монстров, но при этом не гнушается общаться с монстрами, если те имеют интеллект (и не насекомообразные). Но стоит заметить, что Кинелион, если отбросить его ребячество и ведьмачью сторону, представляет из себя образованного молодого мужчину, который продолжает стремиться к знаниям, постоянно читая новую литературу, пробуя себя в разных отраслях и практикуясь в старых. Взять хотя бы медицинское дело. Благодаря отцу, он весьма хорошо разбирается в медицине, а благодаря матери, хорошо поет и играет на лютне. Помешан на поиске и добыче ведьминалий, благодаря чему самостоятельно обучился фехтованию школы волка, так как она во многом схожа с школой кота.

7.Внешность:
Рост: 187 см. Вес: 91 кг. Телосложение: В меру мускулистое. Цвет глаз: Правый - ведьмачий-кошачий, левый - голубой. Цвет волос: Брюнет. Приятные черты лица, ухоженная борода, волосы средней длинны, растрепаны. Нос с небольшой горбинкой, так как не раз ломался. От каждого уголка губ, примерно до середины щек, идет хорошо затянувшийся шрам - подарок от первого вампира (бруксы) которая всё же смогла достать своей когтистой лапой лицо ведьмака.
В плане одежды предпочитает кожаные туссентские камзолы темных цветов, а в плане брони - Броню школы змеи. При этом всегда носит глазную повязку, прикрывая то один, то второй глаз, тем самым шифруя свою сущность ведьмака, когда это необходимо.

8.Способности:
Ведьмачья реакция. Обучен фехтованию школы кота, пытается учиться фехтованию школы волка и школы змеи. Способен драться одноручными мечами, кинжалами и в рукопашную. Был обучен грамоте, умеет писать. Плохо знает старшую речь.
Прекрасно знает бестиарий.
Хорошо владеет "знаками", в особенности "Игни" и "Квен", но из-за неполной мутации, часто они действую не так, как надо.
Знает алхимию даже больше, чем надо для ведьмака, благодаря отцу, так же, благодаря ему и обучению у ведьмаков, имеет обширные познания в медицине.
Ловок, отлично преодолевает различные препятствия на пути, будь то в городе или в лесу. Слух, ведьмачья (ослабленная) регенерация, Хорошо кидает ножи и стреляет из арбалета, но из-за рассинхронизации глаз случаются эксцессы.
Начинающий следопыт, но до уровня школы волка или грифона ему ещё предстоит расти.
Так как обучался в школе кота, передвигается бесшумной и быстро, уже на автоматизме. Умеет ездить верхом. Умеет готовить, но с охотой бывают проблемы как и со следопытством.

9.Имущество:
Дом в Туссенте. Лошадь. Один серебряный (посеребренный) меч, который напоминает офирскую саблю, но не столь вычурную. Лютня, запас эликсиров и провианта. Арбалет и болты к нему. Спальный мешок, пара сменного белья, комбинированный амулет ведьмачьих школ ( основа - амулет школы змеи. На нем, по порядку, перекреплены амулеты школы волка, грифона и кошки.). Трубка. Табак.

10.Связь
https://vk.com/canos_corde

11.Колода:
Монстры

12.Пробный пост

Отредактировано Кинелион из Цинтры (Вторник, 31 мая, 2016г. 19:14:57)

+1

2

Наши дни.
Туссент.

- Уф, ну и мерзость, - прикрыв нос сказал Кинелион, присев на корточки возле разбухшего тела. Тело изрядно приобрело в объеме из-за трупных газов, а кожа стала водянистой и бледной, так что трогать его было опасно, так как весь шлак с легкостью бы вышел наружу. – Мужчина, наверно две недели тут лежит, на шее едва различимый укус от клыков, Альп. Уф, блядь, ну ты и смердишь…

Поборов желание блевать, ведьмак продолжил свой путь по канализации Туссента. Альп, которую он выслеживал третьи сутки, сбежала именно сюда, после их боя, при этом прихватив его ведьмачий самодельный знак. Кинелион мысленно проклинал себя из-за того, что не послушал совета отца и не заказал у кузнеца хорошее, закаленное кольцо для амулета.

Когда он дрался с Альпом в порту, он смог ранить её в бок, из-за чего она ещё больше озверела. Низший вампир попыталась взять ведьмака измором, но не вышло. В итоге, под конец она попыталась схватить Кинелиона за ворот, но тот увернулся и вампирша, насадив медальон на свои когти (где он и застрял), с легкостью его оторвала и тут же унеслась прочь. В итоге, молодому ведьмаку пришлось спуститься в канализацию, где помимо раненной вампирши, могли быть утопцы, риггеры, другие альпы и много чего ещё, что так и ждет, чтобы закусить ведьмаком.

- Легкий заказ, милый ведьмак, уже всё известно, Альп это, тьфу на тебя, сволочь, - ругался Кинелион, продвигаясь всё глубже по канализации. Ужасный запах, гнетущая атмосфера, кучи мусора, плесень, грязь, дерьмо и все прелести городской канализации – вот постоянный источник денег ведьмака. Он примерно понимал, в какой части города находится, но Туссентская канализация тем и славилась, что редко кто из нее выбирался живым. – Ох, найду суку, выпотрошу как грифон добычу.

Помимо запаха, рвоту у ведьмака ещё вызывало два эликсира, что он принял. Кошка и ласточка. Для обычного ведьмака эти два эликсира будто вода, но для Кинелиона и этих двух эликсиров было достаточно, чтобы на лбу появились испарины, а живот крутило как от отравления.

- Ох, ну куда же без вас, - устало сказал Кинелион, услышав, как к нему бегут утопцы. Достав свою серебряную саблю, он встал в боевую стойку. Спустя каких-то десять секунд, из развилки, что была дальше по пути, выбежало семь утопцев, однако, стоит заметить, что они были не особо большие. Либо молодые, либо мало жрут. – Как раз мозги соберу…

Хоть Кинелион и не был мастером боя на мечах, но всё же умел многое. Закрутившись в мельнице, ведьмак двинулся на приближающихся утопцев. Первым же ударом ведьмак отрубил утопцу руку, зашел за него, отрубил голову, при этом задев второго утопца и полоснув его по шеи. Увернувшись от прыжка третьего, Кинелион отпрыгнул к стене, но тут на него бросился четвертый, но четно. Ведьмак увернулся и от этого прыжка, так что, когда утопец ударился лбом об стену, Кинелион добил его Аардом, попросту размозжив голову. Не забывая об остальных противниках, Кинелион ловко провел выпад саблей через левое плечо, вонзив лезвие аккурат меж глаза третьему.

Оставшиеся трое утопцев окружили ведьмака, не решаясь атаковать.
- Правильно, чувствуете падлы, что вам конец? – смотря по сторонам шептал Кинелион, стоя наготове. Один из утопцев, решил, что всё же сможет победить ведьмака и побежал на Кинелиона, но тот провел восьмой пирует из мельницы и исполосовал голову утопца на несколько круглых кусочков. Не дожидаясь реакции оставшихся двух, ведьмак кинулся на того, что был ближе и проведя выпад снизу, отрубил утопцу ноги и добил его же в воздухе, обезглавив. Последний утопец времени не терял и бросился на Кинелиона. Ведьмаку было неудобно делать выпад мечом, так что он просто выполнил прямой удар в грудину утопца.

- Да ты, блядь, шутишь, - ошарашено сказал ведьмак, когда его кулак пробил грудину утопца. Оба уставились на руку в грудине. В предсмертной агонии, утопец уже было потянулся укусить Кинелиона, но тот успел сложить пальцы в знак Игни и послав обильное количество энергии в знак, выжег утопца изнутри.  Освободив руку, Кинелион как та девица начал оттряхивать руку и брюзжать. – Аргх, фу, мерзость…

По каналам пронесся поистине устрашающий вопль.
- Нашлась, милашка, - тут же посерьезнел ведьмак и побежал по направлению к крику. Прибежав на место, лицо Кинелиона сначала исказила гримаса удивления и тут же сменилась разочарованием. Альп дралась с риггером, который уже обхватил её одним из своих щупалец. Утешение было лишь в одном, риггер был маленьким, судя по цвету молодым, а судя по тому, что он напал на альпа, то и не откормленным. В глаза ведьмака тут же бросился его самодельный медальон, который застрял в когтях низшего вампира.

- Только не жри, только не жри, - чуть ли не молился Кинелион, смотря на эту битву. Альп уже выпотрошила несколько щупалец риггера, а тот в свою очередь серьезно потрепал вампиршу. В итоге, одно из щупалец вонзилось в голову альпа, моментально её убив. Обхватив её тело, риггер проглотил её. – Сожрал…

- Ебаный день, ебаный заказ, ебаный я, - ругался Кинелион нащупав на поясе бомбу. Принимать антидот было смертью, пытаться исполосовать тело риггера – тоже. Оставалось одно.

Приготовив бомбу, Кинелион несколько раз ударил тыльной стороной сабли по стене, привлекая к себе внимание риггера. Как только его заметили, ведьмак побежал на тварь, надеясь, что план сработает. Первое щупальце, что буквально выстрелило из воды, Кинелион ловко обрубил коротким ударом. Ещё от двух он смог увернуться, а под конец, когда он был уже совсем близко к голове монстра, он использовал только-только вылезающее из воды щупальце, как трамплин. В воздухе, ведьмак сорвал кольцо с бомбы, бросил её в пасть риггера и прокатившись по голове монстра, побежал уже было дальше, но очередное щупальце ударило ведьмака по ногам, заставив того полететь лицом вперед в самую жижу.

Сгруппировавшись, Кинелион сделал перекат и забежал в другой проход, дожидаясь взрыва, который, собственно, не заставил себя ждать. Тварь взвыла. Щупальца начали истерично хлестать всё в округе, а ведьмак спокойно пережидал за углом, когда эта предсмертная агония закончится.
- «Братик, когда я вырасту, то я тоже буду ведьмачкой!», - писклявым голоском процитировал свою самую младшую сестру Кинелион и вытащил из своей прекрасной шевелюры кусок прогнившей капусты. – И будешь пахнуть как помои…

Удостоверившись, что всё утихло, Кинелион аккуратно приблизился к телу риггера. Несколько раз ударив мечом по щупальцем и самой голове монстра, он принялся разделывать тушку, в поисках своего медальона.
- Судя по невезению, в гвинт и кости сегодня не играем, аргх, пффф, ну и мерзопакостный же ты… - сдавлено сказал Кинелион, буквально пуская слезу.

****************
Перевал недалеко от Туссента.
Крепость мага ренегата.
Несколько лет назад.

- Да не верти ты задом, как проститутка в борделе! Выпад, выпад! Кувырок! Увернулся! Едрить тебя… - ругался Рейкард, один из учителей Кинелиона. Это был худой, жилистый мужчина, всегда коротко стриженный и который постоянно ходил с оружием. Даже спал он с двумя кинжалами под подушкой, арбалетом под кроватью и мечом у изголовья. – Кинелион, сколько раз мне тебе повторять, что не нужно выебываться на маятнике. Мантикоре будет похую на твои выпячивания и танцы.

- Я не специально, мастер Рейкард, - присев на корточки, прямо на маятнике, сказал Кинелион и, приподняв повязку с глаз, посмотрел вдаль на закат. Крепость мага ренегата, в которой несколько ведьмаков кошачьей школы жили, так же находилась в перевале, как и Каэр Морхен, но их крепость была хоть и меньше, но более изощрённо построена, что вполне позволяло ведьмакам тренироваться в передвижении без каких-либо тренажеров. К удивлению мальчика, на территорию крепости медленно прискакал ведьмак, но явно не из их школы. – А это кто?

- Хер его знает, не наш. Но! Запомни! Ведьмак ведьмаку должен помогать, не глядя на его школу! – Всё продолжал поучать Рейкард молодого ведьмака. Приезжий же оставил свою кобылу возле остальных и весьма тепло поздоровался с Эйганом, который и забрал в своё время Кинелиона. Ведьмак, что приехал, был в броне школы змеи и носил их же цеховой знак. Ростом он был почти под два метра, но для своего роста уж слишком худой. Волосы у него были черными, а черты лица и говор явно нильфгаардскими. – Хотя… Многие будут считать тебя за врага.

- Из-за того, что я из школы кота? – спросил Кинелион спрыгнув с маятника, сделав при этом сальто. – А почему, вообще, ведьмаки этой школы стали наемными убийцами?

- Ох, если бы я знал. Я лично убил двоих старых ведьмаков нашего цеха, так как это были не убийцами чудовищ, а чудовища, - с явной грустью сказал Рейкард и провел приезжего ведьмака и Эйгана взглядом до амбара. – Хм, малец. Будет тебе задание.

- Какое? – удивился Кинелион, явно чувствуя подвох.

- Посмотри, что у этого приезжего в седельных сумках. Если что ценное, то принеси.

- Н-но, но ведь это воровство! Тем более вы сами сказали, что мы должны друг-другу помогать! – не на шутку удивился заданию Кинелион, зная, что в любом случае он в полной заднице.

- Не боись, малец, вернем ему его имущество. Ну, что сидишь? Руки в ноги и пошел.

Проклиная всех и вся, Кинелион, делая вид, что он картофельная моль, пошел в сторону арсенала, который был совсем близко к конюшням. Убедившись, что никого рядом нет, юный ведьмак как можно тише проскользнул в конюшню и аккуратно подошел к нужной кобыле. Сердце стучало как бешенное, на лбу появилась испарина, а слух, пускай ещё человеческий, но обманывал, так как Кинелион не мог сосредоточиться на нужном звуке шагов и голосов вдали, из-за чего ещё сильнее нервничал.

В сумках он нашел лишь еду, зелья, ингредиенты и запечатанные письма. Решив, что уже ничего нет и что свою работу он выполнил, Кинелион уже было собрался уходить, но заметил второй кармашек с внутренней стороны одной из сумок и залез в него. Внутри лежал окровавленный медальон школы змеи, хотя приезжий и так носил свой медальон на цепочке. Спрятав медальон в карман, паренек вернулся в арсенал, взял два деревянных меча и вернулся к Рейкарду.

- Херовый из тебя вор. – констатировал факт Рейкард, принимая из рук мальчонки деревянный меч. – У утопца и то сердце тише бьется при бое, чем у тебя при краже. Что нашел?

- Это, - сказал Кинелион и протянул окровавленный медальон. – Там были ещё какие-то эликсиры, еда и ингредиенты, но они того не стоили.

- Хм, кровь старая, очень, так что скорее всего это что-то вроде памяти, - заключил Рейкард внимательно осмотрев медальон. Повертев его в руках, он отдал его обратно Кинелиону. – Вернешь, когда будет уезжать, а сейчас пойдем, пробежимся по стенам.

Ближе к полуночи, гость собрался в дорогу, а Кинелион, только закончил читать про гулей в бестиарии. Заметив из окна, что этот самый ведьмак собирается, парень выпрыгнул из окна, приземлившись на строительные леса, так как по лестнице было бы долго. Перепрыгивая с рампы на рампу, вскоре Кинелион был уже на земле, но ведьмак, как на зло, уже был возле выезда из крепости. Опять срезая путь, Кинелион побежал через недостроенную часть крепости, так и норовя оступиться и быть придавленным обломками какой-либо стены. Но всё же ему повезло. Ведьмак, что уезжал, услышал шум и остановился, чтобы подождать паренька.

- М-мастер ведьмак, это ваше, - немного запыхавшись, очень быстро сказал Кинелион и протянул амулет. Сам ведьмак несколько секунд строго посмотрел на Кинелиона, но тут же подобрел в лице.

- Оставь себе, - сказал Он с легким смешком. Несмотря на свою комплекцию, голос у него был низким, бархатным, совсем не подходящий к его внешности. – А я всё гадал, вернешь ли ты мне его.

- Мне сказали… - замялся Кинелион всё так же протягивая амулет. Этот ведьмак не был похож на тех, что учили его. Было в нем что-то иное, будто он знал какой-то вселенский секрет.

- Я знаю, но вор из тебя плохой, тебя было слышно ещё в тот момент, когда ты только входил в конюшню, - сказал ведьмак и погладил свою лошадь. – Этот амулет принадлежал ведьмаку по имени Йорвен. Он всегда верил во всяческие предсказания, нумерологию и прочую чепуху. Умирая у меня на руках, он сказал, что я должен отдать амулет ведьмаку, что захочет его. Хех, прав был старый черт.

- Подождите, но я не…

- Не ведьмак? Ну, ошибся мой старый друг малеха, он был тот ещё дурень, - сказал ведьмак с легкой улыбкой. – Носи его с гордостью. Быть может, если нам обоим повезет, то мы когда-нибудь встретимся.

Провожая взглядом уезжающего ведьмака, Кинелион окликнул его и задал лишь один вопрос.
- Как вас зовут?

- Гермаг из Виковаро, - крикнул в ответ Ведьмак и отсалютовав, пустил лошадь в галоп.

******
Туссент
Наши дни.

Изрядно вымазавшись, Кинелион всё же нашел «свою прелесть». Медальон школы змеи служил основой, а к нему, с помощью небольшой кузнеческой хитрости, были прикреплены амулеты школы волка, грифона и кота.

- Уф, ты моя прелесть, никому не отдам, - с ребяческими нотками сказал Кинелион и положил амулет в сумку, где хранятся зелья. Собрав весьма хорошие ингредиенты с риггера и отрезав голову альпа, ведьмак направился на выход, не забыв по дороге собрать мозги утопцев (какие были ещё целы), тем самым выполняя задень сразу два контракта.

Выбравшись из канализации, от него сразу шуганулась какая-то аристократка и её ухажер, которым стало интересно, что же это за звук такой из канализации.
- О, ужас, как вы пахните, - тут же приняла аристократический вид женщина, её же ухажер, прикрыл нос рукой и всем своим взглядом пытался показать, что он «выше» ведьмака. – Не пристало выродкам смердеть так среди знати.

- Знать может сама спуститься в канализацию или поцеловать низшую вампиршу, - язвительно заметил Кинелион и взяв голову альпа с крюка, поднес её к аристократше. Женщина взвыла и тут же потеряла сознание, а её ухажер, попятившись, бросился наутек. Вернув голову на место, ведьмак, хихикая, пошел к заказчикам. – Хех, всегда работает.

Как не крути, а самый короткий путь шел через торговые ряды и рынок, но большинство торговцев знало ведьмака и были с ним в хороших отношениях.

Кинелион любил Туссент. Яркие дома, цветы повсюду, множество магазинов, борделей, таверн. Это был его город, в прямом и переносном смысле. Он был единственным действующим ведьмаком в городе, и имел достаточно связей.

Зайдя на рынок, ведьмака тут же окликнула весьма привлекательная рыжая эльфийка, которая стояла за прилавком овощной лавки.
- Эй, кошачий глазок, судя по духам, у тебя было свидание? – пошутила эльфийка и хихикнула.

- Смейся, смейся, Торвель, - остановившись перед лавкой сказал Кинелион и приподнял крюк с головой альпа. – Я же, когда одет не в броню, с лютней, без оружия, с приятным ароматом ванильных духов, тебе не нравлюсь, поэтому и приходится по таким вот девушкам ходить.

- Ох ты ж, это что такое?! – удивленно воскликнула Торвель, перекинувшись наполовину через прилавок. – Ох ты ж срань, страшна как…

- Ага, именно так. Это Альп. Низший вампир, - ответил Кинелион и поигрался с челюстью альпа. Окружающие люди, которые проходили мимо, смотрели на их парочку, как на умалишённых. – А где Каламира?

- У неё племяшка родился, так что теперь сидит иногда с ним, так как сестра приболела после родов, - пояснила Торвель и вернулась за прилавок. – Но зато платить стала больше.

- Конечно больше, вспомни как ты её хотела обокрасть.

- Ой, ну вот вспомнишь тоже…

**********
Середина весны 1269.
Туссент.

- Спасибо вам, мастер ведьмак, выручили вы меня, - добродушно сказал кузнец, погладив свои усы. Мужчина был уже в возрасте, но жизненная энергия так и лилась у него из всех щелей. Несмотря на низкий рост, он был крепким в теле, а внешностью он больше походил на реданца. – Вы уж простите, но сейчас у меня денег нет. Хорошо хоть только кассу украли, а не материалы. Я, как только выполню несколько заказов, сразу же вам отдам всю сумму.

- Не беспокойся, Герад, уж тебе-то я доверяю, - ответил ведьмак потянувшись и разминая шею. – Только я одного не пойму. Зачем тебе были нужны когти гарпий?

- Давеча выиграл я в карты чертеж один, токмо в нем используются эти оные когти, ну, а на следующий день меня и ограбили, - пояснил кузнец достав этот чертеж. Бросив мимолетный взгляд, Кинелион понял откуда был этот чертеж. – Вот я и решил, что за подобный меч и получу хорошенькую сумму, благодаря которой я и с вами смогу рассчитаться, и в плюсе остаться.

- Мнда, чертежик-то этот краснолюдский, но ведьмаки к нему явно руку приложили, - вслух сказал Кинелион и хрустнул шеей. – Ладно, мне идти надо. Зайду через несколько дней. Не знаешь, жена твоя, Каламира, открыта сегодня?

- А че ж ей не открыться? Рабочий день, овощи свежие есть, сиди только, да продавай, - хохотнув сказал кузнец и вновь погладил свои усы. – Спасибо вам ещё раз, мастер ведьмак. Я в долгу не останусь.

- Угу, удачи, - бросил напоследок ведьмак и пошел в сторону рынка. Зачастую, по городу он ходил, прикрывая ведьмачий глаз, так что случайные прохожие даже не догадывались, кто он есть на самом деле.
- Во истину говорю я вам! Вечный огонь очистит вас! Покайтесь, пока не поздно! – надрывал глотку капеллан вечного огня, в грязной рясе, стоя на ящике. Прохожие же попросту его игнорировали. Туссент был свободным городом, а большинство людей либо покланялись Мелители, либо и вовсе не верили в богов. – Покайтесь!

- Да закрой ты свою глотку, - хриплым голосом прорычал капитан стражи и выбил ящик из-под ног священнослужителя. – Для проповедей есть специально отведенное время и места.

- Ах ты ж грешник! Истинной вере не нужно разрешения! Огонь отчистит всех!

- Эй, “Цинтрийский”! Подойди на минутку! – окрикнул Кинелиона капитан стражи. Примерно зная, что будет дальше, ведьмак хитро улыбнувшись, подошел к капитану. – Здрав будь, - пожал руку. – Ты не против, если я проведу небольшой поучительный урок? Нужно только повязку снять твою.

- Как в тот раз с “благородным аристократом”? – поинтересовался ведьмак, снимая повязку.

- Фу! Сгинь! Выродок! – завопил капеллан и харкнул под ноги ведьмаку, но капитан стражи тут же схватил его за грудки. – О-отпусти! Отпусти кому говорят!

- А теперь слушай меня сюда, ушлепок, - угрожающе протянул капитан и указал на Кинелиона, который скрестил руки на груди и ожидал развязки. – Этот паренек спас больше людей, чем ты со своими криками о вере. Скольких утопцев ты убил? Сколько вампиров? Грифонов? Кикимор? Прибожков? Духов? Приведений?

- Н-но вера в вечный…

- Срал я на твой вечный огонь! – рявкнул капитан и замахнулся для удара, но сдержался. – Иди, сука, прочь отсюда. Увижу тебя здесь ещё раз, посажу к убийцам на пять суток.

Капеллан, завопив, побежал так, что пятки сверкали.
- Уёбище, - протянул капитан и повернулся к ведьмаку, который снов надел повязку. – Совсем ошалели. Почти каждый день приходится успокаивать этих уёбков.

- Поверьте, лучше меча в живот ещё ничего не придумали, - устало сказал ведьмак, так как ненавидел культ вечного огня. – По крайней мере у культа Мелителе в городе больше влияния.

- Ты обожди, ради веры такой срач устроят, что говно по улицам будет рекой литься, - коротко сказал капитан и треснул по шлему одному из патрульных. – Ну че ты ржешь? Пошли дальше. А тебе, ведьмак, спасибо.

- Да было бы за что? – бросил напоследок Кинелион и пошел дальше. Однако, судьба его сегодня решила серьезно лизнуть в задницу.

- Помогите! Воры! – прокричала продавщица из овощной лавки. Ведьмак отреагировал моментально, в отличии от стражи, которая ворон считала. От прилавка, роняя овощи, бежала рыжая эльфийка, худее чем собака, которую морили голодом.

Не будь Кинелион учеником школы кота, то, наверное, и не догнал бы свою цель. Ведьмак бежал на всех порах, ловко избегая столкновений с прохожими и другими прилавками, но эльфийка всё равно бежала быстрее.
- Стой! Стой кому говорят! Догоню же! – кричал ведьмак, продолжая бежать за девушкой. Поняв, что так просто он её не догонит, Кинелион, с помощью стоявшей на пути повозке, навесу над магазинчиком и балкону с открытым окном, забрался в чужую квартиру, пробежал её насквозь, перепрыгнул на балкон следующего дома, быстро забрался на крышу и начал преследовать девушку с крыши.

Эльфийка бежала долго, и если сравнить количество еды, что она украла, и что она донесла, то проще было бы купить овощи. Когда она забежала в подворотню, которая соединяла квартал нищих и аристократический, она остановилась и обернулась, выжидая нет ли за ней погони, чем и воспользовался ведьмак. Он бесшумно прыгнул с крыши на балкон соседнего здания, а с него уже приземлился позади эльфийки, которая даже не услышала его.

- Я ж сказал, что догоню, - нависнув над девушкой сказал Кинелион. Эльфийка вскрикнула, выронила все овощи и упав на землю, начала пятиться от ведьмака.

- Н-нет, прошу, пощадите, не убивайте, - с ужасом в глазах и голосе произнесла эльфийка, продолжая пятиться. Кинелион же сел на корточки, где он стоял, и покрутил в руках картошку.

- Убивать я тебя не буду, - сказал ведьмак, зажав картошку в одной руке и с помощью другой используя Игни, тем самым направляя магическое пламя непосредственно в овощ. – Ты сама соберешь все овощи, что уронила и те, которые сможешь найти. Принесешь их обратно торговке, извинишься и попросишь у нее поработать хотя бы день, ради еды.

- Нет! Она меня сдаст! Меня повесят! – протянула эльфийка, сжавшись клубочком на земле и заплакав. – Меня повесят…

- Не повесят, если ты сделаешь так, как я сказал, лови, - сказал Кинелион и когда девушка прекратила истерику, кинул ей запеченую картошку. – Съешь для начала это, а то на тебя смотреть больно.

Эльфийка, со слезами на глазах, жадно вгрызлась в картошку, даже не очищая её. Ведьмаку и вправду на душе стало больно смотреть на эту картину. Мысленно он себя отругал за то, как дал ей поесть… Словно собаке.

Как только эльфика доела, она вытерла слезы (хотя то и дело, судя по всхлипам ей хотелось снова заплакать), и начала собирать разбросанные овощи. Спустя пол часа они вернулись к продавщице, пуская и не со всеми овощами.

- От она! Воровка! Мастер ведьмак, спасибо вам, шо поймали эту остроухою! – начала причитать Каламира и всячески хаять эльфийку. – Щас я стражу позову, пущай её в темницу…

- Каламира, подожди, не надо стражу, дай ей сказать, - спокойно сказал Кинелион, и мягко остановил женщину, что её сразу успокоило. Эльфийка, продолжая всхлипывать и держа овощи, даже не решалась посмотреть на торговку.

- Я-я прощу п-прощения. М-мы голодаем, у-у нас нету денег, - медленно начала эльфийка, но запнулась, пытаясь сдержать слезы. Кинелион знал, что Каламира была доброй женщиной, пускай и иногда вспыльчивой. Она никогда не могла пройти мимо тех, кто нуждался в помощи. – В у-уплату за потерянное, я-я готова… О-отработать.

- Ну, ну, не плачь детонька, - сказала Каламира и собрав в охапку овощи, что держала эльфийка, бесцеремонно бросила их в ближайший ящик. Эльфийка же продолжала смотреть в землю и уже была близка к тому, чтобы снова заплакать. Однако. – Ничего, я понимаю, что такое голод, - тихо, по-матерински сказала Каламира и обняла эльфийку. Для неё это было как гром среди ясного неба. – Пошли ко мне в лавку, я соберу тебе деформированных овощей. Их всё равно никто не купит, но вкус от этого у них не изменился. А ты расскажешь свою историю. Кстати, как тебя зовут?

- Т-торвель, - хоть и успокоившись, но всё ещё не решаясь смотреть в глаза, сказала девушка.

- Хорошо, Торвель. А ну ка, хватит грустить, не гоже молодой и красивой эльфийке слезы лить, - сказала Каламира, приподняв голову Торвель за подбородок. – Во, слезки утри. Я, может, тетка скандальная, да только знаю, гоже человек преступление совершил и готов раскаяться, то была у него на то причина. А ты, к тому же, вернула то, что украла, так шо не в обиде я на тебя.

- Я вам ещё нужен? – с легкой улыбкой спросил Кинелион и почесал свою ухоженную бороду. – Если нет, то я к тебе зайду позже, когда вы всё уладите.

- Ага, давай, приходи, - сказала Каламира и повела Торвель внутрь лавки.

Ведьмак же отправился в местную таверну, где и просидел до вечера, играя в карты. На обратном пути домой, он как раз и заглянул в лавку Каламиры, которая собиралась закрываться на ночь.
- Я гляжу, что всё устаканилось? – спросил ведьмак, наблюдая как хозяйка и эльфийка собирают ящики с овощами.

- Да, Торвель замечательная девчушка. Узнала я её историю, жалко мне её, так что решила я ей помочь. Будет работать у меня второй продавщицей, - на одном дыхании сказала Каламира и поставив ящик, подошла к Кинелиону. – Хороша она, скажу я тебе. Я с ней за день продала больше, чем обычно. И мне хорошо, и девчонке работа, крыша и еда.

- Ну, я рад за вас. А я к тебе вот зачем приходил. Матушка хочет…

- Ой-ей, дай угадаю, пирога тыквенного попросила? – с улыбкой и легким смешком спросила Каламира, на что получила утвердительный кивок от ведьмака. Кинелион в какой-то степени был рад, что его мама, будучи известной театральной личностью, всё равно была близка к обычному народу и не боялась выполнять дома рутинную работу как уборка и готовка, несмотря на слуг. – Скажи ей, что завтра к полудню будет.

- Хорошо, а то мама сама пыталась испечь, но ей не понравилось, - усмехнувшись сказал Кинелион. Каламира потрепала его за волосы и вернулась к прилавку. Ведьмак уже было пошел, но его окликнула Торвель. – Что такое?

- Господин ведьмак, спасибо вам большое, но у меня есть к вам просьба, а платить нечем, - тихо сказала Торвель, чтобы Каламира не слышала. – Я знаю, что ведьмаки не работают за бесплатно…

- Так, ты сначала скажи, в чём дело, а потом уже будем решать, что и как.

- Двое моих братьев отправились в зубчатые пещеры, что возле водяной мельницы, но уже три дня прошло, а их нет, - сказала Торвель дрожащим голосом. – Они слышали, что в ту пещеру ведьмак пришел, но так и не вышел из неё, вот они и решили попытать счастье и посмотреть, нет ли там его тела и можно ли что-нибудь с него снять.

- Ох, идиоты, - прикрыв лицо рукой, сказал Кинелион. Его очень не обрадовала новость, что в пещере сгинул ведьмак, ведь это означало, что там поселилась какая-то серьезная срань. – Ладно, я проверю, что там, но ты же понимаешь, что они скорее всего мертвы?

- Д-да, но мне надо знать, что именно там случилось. Я не знаю, когда смогу вам отплатить… Как заметила Каламира, я красива. Я могла бы…

- Попробуй ещё раз такое предложить «в уплату» и я тебе так всеку, что мало не покажется, - пригрозив пальцем, серьезно сказал ведьмак. – Я проверю, что стало с твоими братьями и ведьмаком, а сам возьму что-нибудь ценное с него. Да и тем более, раз он туда полез, то там было чудище, за которое платят.

*****

- Блядь… - коротко выругался Кинелион, стоя перед пещерой. На улице уже потемнело, так что он взял с собой факел. Что его по-настоящему беспокоило, так это то, что выход пещеры был весь в паутине. Понимая, что скорее всего он убежит из пещеры в истерике, крича как девочка, ведьмак двинулся внутрь, выпив кошку, держа наготове меч и факел. -  Ох, блядский выпатрох, какого хуя я делаю…

Кинелиону стойло больших усилий двигаться глубже в пещеру, так как он слышал каждый шорох её обитателей. Выйдя в просторный зал, где, судя по всему, был “инкубатор”, ведьмак натурально взвыл. Судя по изрубленным трупам, был в гнезде арахноморфов.
По закону жанра, из всех щелей полезли арахноморфы, намереваясь закусить ведьмаком. Их было немного, но страх делал своё дело. С первого же действия, Кинелион загнал себя в самую жопу. Он кинул факел в кладку яиц, тем самым разозлив остатки пауков.

Поняв в какую жопу он попал, ведьмак применил знак Игни, при этом ударив по земле, тем самым высвободив пламя вокруг него. Однако, несмотря на истерию, Кинелион помнил, как надо с ними драться и тут же образовал вокруг себя шарообразный щит с помощью Квена. Пока гнездо выгорало, ведьмак пытался сохранить рассудок и не убежать, повторяя самому себе, что если побежит, тогда точно помрет.

Когда гнездо полностью выгорело, а вместе с ним и остатки его обитателей, что не убежали, Кинелион, хоть и боясь даже пикнуть, но убрал щит и аккуратно пошел глубже в пещеру, но не сделал и десяти шагов, как недобитки снова показались, благо их было меньше пяти.

Самый крупный паук из них, плюнул в ведьмака кислотой, но тот отбросил едкий снаряд с помощью Аарда. Летящие ошметки из камней и остатков пауков, ещё больше взбесили оставшуюся гоп-компанию, и они понеслись на ведьмака. Вот тут-то Кинелион и побежал сломя голову и крича во всю глотку. Правда пробежал он немного, так как пауки его окружили.

Сжав меч по крепче, ведьмак посчитал свои шансы на выживание. В принципе, он мог спокойно их перебить, попросту выиграв у них в скорости, но панический страх сводил на нет все старания.
- А нахуй всё, будь что будет! - крикнул Кинелион и метнулся на ближайшего паука. Попросту танцуя с саблей и иногда используя знаки, Кинелион всё же одолел пауков, хоть и получив пару ударов по корпусу. Правда последний набросился на ведьмака, но Кинелион выставил вперед саблю, так что паук, уже мертвый, просто повалил ведьмака на землю. - Аааа, блядь, мерзость, блядь, сука, аааа, - истошно завопил в истерике Кинелион, резко встав,  и направившись глубже в пещеру, то и дело спотыкаясь об тела пауков и свободной рукой почесывая себя везде, где только можно. Ему казалось, что по всему его телу, бегают мелкие паучки, хотя это было не так.

Шагая дальше в пещеру, он наконец уткнулся, на первый взгляд, в тупик, где лежали остатки тел эльфов. Так же, в глубине тупика была весьма хороших размеров дыра.
- Нахуй пещеры, только канализации, - сплюнув на землю, сказал Кинелион и подошел к дырке. Судя по орнаментам, проход вел в эльфские руины. – Нашел ты эльфов, разворачивайся назад, - причитал Кинелион аккуратно спускаясь. - Но нет же! Давай пойдем дальше в ебаную пещеру!

Неожиданно для ведьмака, совсем недалеко, прозвучал истошный вампирский вопль.
- Сучара… - шепотом сказал Кинелион, побежав на звук. Молодой ведьмак сильно удивился, обнаружив живого ведьмака школы грифона, дерущегося с нетопырем. Ещё больше удивления вызвало, что ведьмак был ведьмачкой. - Кармическая сила...

- Ну че ты там встал как хер на свадьбе?! Или тебе особое, блядь, приглашение нужно? - выкрикнула ведьмачка, даже не посмотрев в сторону Кинелиона. Выйдя из ступора, ведьмак побежал на вампира, приготовив игни. Тут-то вампиру и пришел конец. Переведя внимание на бегущего ведьмака, вампир сам подставился под удар ведьмачки, который пришелся аккурат в затылок. - Вот теперь, сука, лежать! Навсегда!

- Не хило, - сдавленно сказал Кинелион, убрав меч. Ведьмачка была одного с Кинелионом роста, но в объеме талии была совсем чуть меньше. Однако, стоит отметить, что была весьма красива, а уж кошачьи глазки... - А все думали, что ведьмак три дня как мертв.

- Ведьмак уже три дня шляется по блядским развалинам эльфов, прыгает по их гребаным телепортам и ищет выход, - Язвительно сказала ведьмачка отрубая голову вампиру. – Повезло, что услышала девичьи вопли и проломив несколько стен, нашла нужный проход, а там и цель заказа.

- А, ага, - замялся Кинелион пытаясь не выдать, что та кричащая девица это он. - А ты кто такая? Из какой школы? А то медальончика-то не видно

- Вриенна из Бругге – Спокойно ответила ведьмачка. Кинелион же с удовольствием разглядывал её пятую точку, пока она копошилась с трупом. – Грифон. Медальон где-то здесь посеяла. А ты что за фрукт? И что у тебя за медальон такой?

- Кинелион из Цинтры, кот, - коротко ответил ведьмак и потеребенькал свой амулет. - А, это так, небольшая самодеятельность.

- Ясно всё с тобой, - коротко сказала Вриенна и насадила отрезанную голову на крюк. Отряхнув ладони, она скрестила руки на груди и внимательно осмотрела Кинелиона. – Одноглазый ведьмак истеричка. Чего только на свете не встретишь. Кстати, если есть желание, то порыскай тут. Говорят, тут где-то погиб ведьмак Ворон. Ну, ладно, бывай, авось ещё увидимся.

- Ей, я не исте... - начал Кинелион, но Вриенна, шагая будто кошка и делая акцент на заднице, шла не оборачиваясь и насвистывая какую-то песенку. – я не истеричка, - уже шепотом закончил ведьмак. Просто так слова Вриены о ведьмачьих артефактах он пропустить не мог, так что изрядно задержался уже в вычищенных от монстров руинах. Но к легкому сожалению ведьмака, его единственной находкой стал амулет Вриенны.

******

Туссент.
Наши дни.

- Так ты кому эту красотку несешь? – спросила Торвель достав из-под прилавка небольшую морковь и смачно от нее откусив. – Или она тебя постоянно обслуживает? Язык-то у нее длинный, наверно заглатывает хорошо.

- Ох, и в кого ты, ain sidhe, такая пошлая? – с улыбкой сказал Кинелион и махнул Торвель рукой. – Ладно, потом как-нибудь заскачу, удачи.

- И тебе! Смотри не обидь головушку!

- Вот ведь пизденка с ушами, - шепотом и с усмешкой сказал ведьмак и весьма быстро дошел до борделя “Ночь желаний”. Множество толстых кошельков, дамы покрасивее некоторых принцесс и один большой секрет. Вот что было составляющей самого большого и богатого борделя в городе. Привычно пройдя мимо охранника, Кинелион поднялся на третий этаж, куда пускают лишь избранных.

- Уф, судя по запаху, ты явно не был в порту, - бархатным голосом сказала мадам борделя, сидя в большом кожаном кресле, и несколько раз хлопнула в ладоши. Это была высокая, черноволосая (волосы кудрями) женщина, статные черты лица, дорогая и откровенная одежда, вызывающий макияж. Мадам. Девушки, ещё красивее чем те, что были внизу, подошли к хозяйке. – Девочки, наберите бадью и помойте ведьмака, он заслужил.

Улыбаясь как кот, который объелся сметаны, Кинелион не сопротивлялся действиям девушек. С него ловко сняли всё снаряжение и броню, обмазали маслом и усадили в бадью с горячей водой, где тут же принялись омывать.
- Альп, а столько хлопот. И что им в своих пещерах и лесах не сидится? – всё в той же манере сказала мадам, отдав голову одной из девушек. – Но, если отбросить запах, то пахнет каким-то ядовитым существом.

- Риггер, - пояснил Кинелион, полностью утопая в ласке девушек. Ему даже стало лень, что-либо говорить. – Её сожрал риггер.

- Фу, какая мерзость, и по что вам, ведьмакам, нравится лазить по этим канализациям, причем охотясь на всю эту дрянь и в дерьме по щиколотку? – удобно сев в кресле, спросила мадам.

- Ну, это постоянный источник дохода. Ведь носферату и бруксы теперь живут в обществе, не убивая, и при этом контролируя самый лучший бордель. Прибожки заботятся о людях и их имуществе, лишь иногда проказничая. Допплеры так или иначе заботятся о людях, превращаясь в талантливых врачей и алхимиков. Суккубы защищают шлюх и следят за чистотой “девочек”. – как по бумажке произнес Кинелион и вскрикнул, когда одна из девушек пощекотала его ступню. -  А вся погань либо в пещерах, либо в лесу, либо в канализации. Или я не прав,” Госпожа ночи” Крэла?

- Ох, прав ты, прав, - с грустной улыбкой сказала Крэла и подперев голову своей аккуратной ладошкой, несколько раз цокнула. – Долго я живу, но, чтобы ведьмак работал на меня, высшего вампира, мылся у меня и был мне другом. Мнда, не ожидала я такого. Куда катится мир. Ведь ты должен в портках, с мечом на перевес и огнем в глазах, выкосить меня и девочек, как опасных монстров.

- А ты и девочки, являясь носферату и альпами, должна утопить город в крови. Нет, стой. В обескровленных трупах, - парировал ведьмак и одна из девушек по голову его опустила в бадью, промывая ему волосы. Когда он всплыл обратно, то даже не удосужился убрать мокрые волосы с глаз. – Но вспомню я тот случай, который был два года назад.

- О, я понимаю, о чем ты. Я тогда тоже сильно удивилась,
*****
Конец осени 1270.
Туссент.

- Ты мне так и не объяснил в прошлый раз, почему ты играешь монстрами? Твоя отговорка “так я ж ведьмак” – не аргумент, - сказала Крэла, перетасовывая свою нильфгаардскую колоду для гвинта. В этот раз, ведьмак выиграл. – Но, отбросим прелюдии. Догадываешься, зачем я тебя позвала?

- Ради карт или секса, ты меня никогда не звала. Лишь по работе, - даже с нотками обиды, сказал Кинелион убирая свою колоду в кармашек. Повязка на глазу закрывала его ведьмачий глаз. – Я в последнее время ездил по округе, подчищал, так что не знаю, что в городе могло поселиться, пока меня не было.

- В том-то и дело, мы сами не знаем, - ответила мадам борделя, внимательно смотря на ведьмака. – За последние две недели, нашли почти две дюжины трупов, как мужчин, так и женщин. Все обескровлены. У некоторых вспорото брюхо и нету печени. По всему городу висят объявления о поиске ведьмака.

-А я-то и не смотрел на доски, - с грустью протянул Кинелион и прислушался, кто-то к ним поднимался. – Ты в своих девочках уверена?

- Знаешь, как женщина, мадам борделя и носферату, я могу принять это за оскорбление, - серьезно сказала Крэла, продолжая смотреть на ведьмака, при этом даже не моргая. Она тоже ощущала, что к ним кто-то идет. Отдав с помощью телепатии приказ, её девочки собрались у её столика. – Это не брукса и не альп, не катакан, уж заметили бы.

- Другой носферату?

- Почувствовали бы.

- Или она просто врёт, - сказал поднявшийся ведьмак, держа серебряный меч наготове. Шрам через всё лицо, черные волосы, явно уже в возрасте. Одет как наемник, в красный дублет, удобные штаны и ботинки, но что отличало от наемника – ведьмачий медальон школы волка. – Паренек, отошел бы ты от неё, ты даже не представляешь, что она на самом деле такое.

Кинелион усмехнулся и встав со своего стула, подошел поближе к ведьмаку.
- В том-то и дело, что знаю, - без каких-либо эмоций произнес молодой ведьмак убрав левую руку за спину и сложив пальцы в знак игни, но энергию не послал. – С кем имею честь общаться?

- Меня зовут Эскель, - ответил ведьмак, осматривая вампиров за спиной Кинелиона. Каждое слово он произносил, словно глаголя вселенскую истину. – Не знаю кто ты, но поверь, без них этот мир будет лучше. Ты уже слышал про обескровленные трупы?

- Не они, - расслабившись сказал Кинелион и подошел ещё ближе к Эскелю, но тот встал в защитную стойку.

- Я этого не хочу, но мне придется тебя убить, если понадобится, - тут же предупредил Эскель, но Кинелион лишь кивнул и снял свою глазную повязку. – Какого…

- Будем знакомы, меня зовут Кинелион, - сказал молодой ведьмак и протянул руку. Эскель, взвешивая все за и против, всё же пожал руку. – И теперь давай кое-что проясним. Не принимай это как личную угрозу, но я обязан это сказать. Если я говорю, что какое-то чудовище в этом городе не опасно, то оно не опасно. Этот город мой, в том или ином смысле. Я знаю каждого вампира, суккуба, допплера, прибожка, домового и остальную нечисть, что тут живет. Все они живы, потому что доказали, что не опасны.

- Я как будто бы стою рядом с белым волком, - протянул Эскель и ещё раз посмотрев на вампирш, убрал меч. – Хорошо, я тебя услышал. Однако, это не отменяет того факта, что людей убил кровосос.

- Именно поэтому мы и позвали Кинелиона, - сказала мадам и дала знак девочкам, которые разбрелись по комнате. -  Чтобы попросить у него помощи. Я уже достаточно давно в этом городе и знаю цену спокойствию. Когда появляется очередной монстр, мы с девочками влияем на некоторых влиятельных людей, а те в свою очередь, ищут того, кто от проблем избавляется. И вот, нам повезло, в городе поселился ведьмак, причем ведьмак с мозгами.

- В какой-то степени прозвучало, как оскорбление, - сказал Эскель, стоя на месте. – И слабо верится, что вы не знаете, кто или что убило людей.

- При этом это так, - разведя руки в стороны, сказала Крэла и подалась вперед. – любого низшего или высшего вампира мы можем учуять, но это… Это что-то другое, я такого никогда не встречала.

- Эм, вспоминая твои рассказы и косвенно посчитав твой возраст, - задумчиво начал Кинелион, но Крэла на него шикнула. – Что?

- Ты же знаешь, что я не люблю обсуждать свой возраст, тем более при чужих людях.

- Ладно, шутки-шутками, но всё же, - сказал Кинелион и подошел к книжному шкафу. – У тебя нету тут какого-нибудь бестиария?

- У бестии бестиарий?

- Да, глупо было спрашивать. Пойдем классическим путем. Свидетели есть?

- Один. Старушка. Говорит, что в окно видела, как костлявая кошка с жалом на конце хвоста вгрызлась в живот мужчине, прогрызла его и залезла внутрь, а через несколько минут вылезла маленькая, голая девочка и убежала. В общем, бред несусветней.

- Что?! Муля?! В городе?! Этого не может быть, - воскликнул Эскель, но на одновременное вопросительное от ведьмака и носферату, пояснил. – Это человекоподобный кровосос, похожий на маленькую нагую девочку с темными глазами, считается, что это подвид высшего вампира. Внешность обманчива и данной девочке может быть, как десять лет, так и сто десять. Обитает в лесах вблизи дорог. Пьет человеческую кровь, а некоторые мули обожают человеческую печень. Слабые телепаты, владеют гипнозом. Не боится солнечного света. Может принимать облик черной скелетообразной кошки с жалом на конце костлявого хвоста, и это – ее настоящее обличие. Как и все вампиры, не переносит серебро и огонь. Пением муля заманивает свою жертву в ловушку, либо в облике кошки выжидает возле трактов и, подобно рыси, прыгает с дерева на свою жертву. Обычно попросту перегрызая ей горло. Не является долгожителем по сравнению со своими родственниками-вампирами, считается, что срок жизни не более 300-400 лет. В облике кошки рожает до двух котят, которые могут и не иметь человеческого облика, особенно если рождаются у уже старой мули.

- Ну нихера себе, - протянул Кинелион и мысленно добавил «Ходячий бестиарий». – Раз она переселилась в город, то серьезно оголодала. Да и как нам искать мелкую кошку или девочку? Туссент это тебе не деревушка.

- Но теперь мы хотя бы знаем, с кем имеем дело, - подытожила мадам и поочередно посмотрела на ведьмаков. – Сколько вы за неё хотите?

- Пять сотен, - сказал Эскель так как Кинелион промолчал. Молодой ведьмак лишь отрицательно покачал головой.

- Договорились, - сказала Крэла и щелкнула пальцами. Одна из девушек принесла бутылку вина с бокалом и обслужила мадам. – Вам нужно что-либо для охоты?

- Чтобы она покинула своё укрытие, мне понадобится кровь высшего вампира, ладан, и субстанция, которая при сгорании активно дымится, - перечислил Эскель, даже не давая надежды, что первый пункт был шуткой.

- Так, я как молодой представитель цеха желаю знать об этом в мельчайших подробностях, - так же серьезно сказал Кинелион и кивнув рядом стоявшей девушке, подошел к одной из стен, в которой была потайная ячейка с броней, по внешнему виду похожая, но броню школы змеи, но материал, вес и прочность были совершенно иными. – Во-первых, зачем кровь носферату?

- Я почем знаю? Видимо она для мули ещё вкуснее, чем человеческая.

- Сколько надо? – подала голос мадам, достав из подлокотника кресла, небольшой стилет.

- С учетом территории, где нашли трупы, - задумчиво протянул Эскель, явно строя план действий. – минимум полный фиал.

Снова щелкнув пальцами, Крэла дождалась, когда одна из девушек принесет фиал и тут же порезала себе руку. Весьма быстро наполним колбочку, она отдала её обратно девушке, а та передала её Эскелю.
- Я надеюсь на скорый результат. Ладан спросите у охранника, он вам принесет из подсобки. Кинелион, готов?

- А как иначе, - только и бросил ведьмак, закрепив на спине лишь один серебряный ведьмачий меч.

***********
- Ходим с этим ладаном, как два дебила, уже пол ночи, - недовольно заметил Кинелион внимательно прислушиваясь, в надежде наконец обнаружить мелкую погань. – Может эта тварь предпочитает день? Или сменила район?

- Знаешь, я не удивлюсь, если ты прав, особенно про время суток, - сказал Эскель идя размеренным шагом и размахивая ладаном. – Но больше всего меня удивляет ведьмак, с одним глазом, живущий в городе, в мире с чудищами и с амулетом трех разных цехов.

- На всё это есть свои причины, - коротко ответил Кинелион, явно не желая продолжать разговор на эту тему.

- Ночь у нас долгая, я бы с удовольствием послушал, - настоял Эскель несколько раз махнув ладаном в сторону подворотни. – Хотя про глаз я и так знаю. Цех кота всегда славился дефектными ведьмаками.

- Это ты попытался меня оскорбить?

- Нет, просто ставлю перед фактом. Но должен заметить, я знал одного из вашего, чертовски хороший был мужик, Койон из Повисса, погиб в битве под Бренной от удара двузубой гизармы в сердце.

- Слышал о нем, часто рассказывали, ставя в пример, - сказал Кинелион и продолжил. – Живу я здесь, так как у меня здесь семья и смысла метаться по миру, когда есть и тут работа есть, и крыша над головой, я не вижу. А монстры. Что ж, тут всё немного сложнее. Первый год в Туссенте был для меня тяжелым. В среднем, я выполнял по четыре заказа в неделю, как в городе, так и в округе. И понял, что наш мир не делится на белое и черное, в нем ещё дохера оттенков серого.

- Ага, пятьдесят, не меньше, - буркнул Эскель уже и сам мечтавший поскорее прибить мелкую вампиршу. – Ладно, а что у тебя с амулетом? Впервые такой вижу.

- Я собираю все ведьминалии, до которых могу дотянуться своими загребущими ручками. Что-то подарок, что-то трофей, не хватает только волка до комплекта, а также мистического медведя и мантикоры, - загадочно произнес Кинелион и схватил Эскеля за плечо. По одной из своих привычек, молодой ведьмак следил не только за землей. – На крыше, что-то было похожее на нашу цель.

- Кошка из костей?

- Скорее уж голая мелкая девочка, - сказал Кинелион и оба ведьмака услышали шорох вокруг себя. Обнажив мечи они встали спина к спине. – Слушай, если ты вдруг помрешь, можно снять с тебя медальон?

- Так приглянулся? – тихо сказал Эскель и пнул ладан подальше, чтобы он не слишком дымил возле них. – Хер там, только если обыграешь меня в гвинт.

- Добрэ, - коротко сказал Кинелион и заметив кудрявые белые волосы, ударил Аардом по земле, заставляя дым рассеяться. В качестве награды он откинул мулю, которую даже не оглушило. Она ловко отпрыгнула подальше и в один прыжок переместилась на крышу. – Сверху!

- Хуй там! – рявкнул Эскель и крутанувшись на месте, попытался перерубить мулю в воздухе, но та увернулась и смачно ударила Кинелиона в грудину, заставив ведьмака упасть на брущатку, и тут же снова скрылась – Живой? Вставай!

- Ага, теперь ясно, почему было так много трупов! – сдавлено сказал Кинелион и руганулся, так как на него бежала маленькая девочка. – Хреновая ночь…

- В сторону! - рявкнул Эскель, применив Аард и смачно ударив мулю об стенку рядом стоящего здания. Уж это её оглушило. Кинелион не заставил себя ждать и выпустил поток магического пламени Игни, сжигая мелкую сволочь.

С облегчением вздохнув, ведьмаки стукнулись кулаками и Эскель начал собирать то, что осталось от мули. Вернувшись обратно, он положил мешок с останками на стол мадам. Носферату осмотрела останки и телепатией отдав приказ девочкам, кинула останки в камин.

- Хорошая работа, вот твоя плата, - сказала Крэла, когда девушка поднесла Эскелю мешочек с явно большей суммой. – Надеюсь, что в будущем мы так же встретимся цивилизованно.

- Посмотрим, зависит от обстоятельств, - с довольной улыбкой сказал Эскель и убрал мешочек в сумку. – Ну, Кинелион, приятно было с тобой познакомится. Если вдруг нужно будет переждать зиму в наших краях, двери Каэр Морхена для тебя открыты.

- Спасибо, Эскель, - ответил молодой ведьмак и пожал Эскелю руку. – Вот только у нас остался неразрешенный вопрос по поводу гвинта…

****
Наши дни.
Туссент.

- Знаешь, мне интересно, как завопят люди, когда ведьмаков не станет, а монстры вновь начнут их жрать, - сказала мадам стоя возле окна. Ведьмак продолжал киснуть в бадье и стрелять глазками бруксам. – Ведь ни рыцари, ни вера не спасут их.

- Поверь мне, я собираю всё о ведьмаках не просто ради коллекционирования.

- Хех, зачем же тогда?

- Я хочу возродить наш общий цех и профессию.

Отредактировано Кинелион из Цинтры (Вторник, 31 мая, 2016г. 15:16:38)

+1

3

Добро пожаловать на форум Witcher: Cadmea Victoria!
Обязательно посетите Оформление профиля и подпись, не забудьте создать хронологию персонажа. Также, если у вас возникли проблемы с поиском аватара и/или установкой рамки на аватар, посетите тему Аватаризация
http://s3.uploads.ru/P95Gc.png

0


Вы здесь » Witcher: Cadmea Victoria » Принятые анкеты » Кинелион из Цинтры, ведьмак школы кота.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC